История Трехпрудного дома

Макет Трехпрудного дома ЦветаевыхВ очерке Марины Цветаевой о Наталье Гончаровой есть любопытный эпизод.

Трехпрудный. Это слово я прочла на упаковочном ящике черными буквами по, видавшему виды, дереву.

— Трех… то есть как Трехпрудный?
— Переулочек такой в Москве, там у нас дом был.
— Номер?
— Седьмой.
— А мой — восьмой.
— С тополем?
— С тополем. Наш дом, цветаевский.
— А наш — гончаровский.
— Бок о бок?
— Бок о бок. А вы знаете, что ваш дом прежде был наш, давно, когда-то, все владение. Ваш двор я отлично знаю по рассказам бабушки. Женихи приезжали, а она не хотела, качалась на качелях…
— На нашем дворе?
— На вашем дворе.
— В этом доме я росла.
— В доме рядом я — росла.

Удивительно, не правда ли? Марина Цветаева, ставившая в упрек Пушкину его женитьбу на Наталье Гончаровой, называвшая ее куклой, выросла в доме, принадлежавшем ее семье. Как тут не воскликнуть «Как тесен мир!»?

Но не будем торопиться с выводами и дивиться иронии судьбы, а постараемся разобраться, есть ли под этими заявлениями реальные основания или нет.

Пролить свет на эту достаточно темную историю помогли старые карты и адрес-календари Москвы. По счастью, Атлас столичного города Москвы, составленный в 1853 году, запечатлел границы и состав всех домовладений. А Алфавитный указатель, прилагающийся к нему, сохранил информацию об их владельцах.

План арбатской части Москвы 1853 года

В 1853 году территорию между Мамоновским и Палашевским переулками по четной стороне Трехпрудовского переулка занимали три домовладения: 546, 520а и 520в. Самое обширное из них (546) принадлежало некоему Степанову Павлу Федоровичу, действительному статскому советнику, попечителю уездных богоугодных заведений.

После его смерти в 1856 году это домовладение было разделено на три, которые впоследствии стали домами 2, 4 и 6 Трехпрудного переулка. Владельцем дома №2 в 1857 году указан Гончаров Николай Афанасьевич (1787-1861), отец Натальи Николаевны (той Натальи Гончаровой, которая была женой А.С. Пушкина) и пра-пра-дед Натальи Сергеевны Гончаровой (той Натальи Гончаровой, которой посвящен очерк Марины Цветаевой).

Дом Цветаевых на плане 1853 года

Цветаевский, восьмой дом, в состав владений Степанова П.Ф., и уж тем более в состав владений семьи Гончаровых не входил. Но, действительно, находился с ними «бок о бок». Однако у этого дома, до того как в нем поселился Иван Владимирович Цветаев со своей семьей, было по меньшей мере три разных владельца. А значит, Марина Цветаевой имела все основания заявлять:

Недаром у меня, тринадцатилетней девочки, было чувство, что живу десятую жизнь, не считая знаемых мною — отца, матери, другой жены отца, ее отца и матери, — а главное, какой-то прабабки: румынки, “Мамаки”, умершей в “моей” комнате и перед смертью вылезшей на крышу — кроме всех знаемых — все незнаемые. Сила тоски в тех стенах!

 Но это уже тема отдельного разговора и предмет специальных архивных разысканий.

 

Другие статьи по теме:

1. История Трехпрудного дома. Часть 2

2. Образ Трехпрудного дома в стихах «Вечернего альбома». Взгляд изнутри

3. Образ Трехпрудного дома в стихах «Волшебного фонаря». Прощание с домом

4. Образ Трехпрудного дома в произведениях периода «Юношеских стихов». Рождение легенды

 

 

Спасибо

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий