Анализ стихотворения Цветаевой «Мне нравится, что вы больны не мною…»

kartinka39Одно из стихотворений Цветаевой получило широкую известность после того, как стало песней из кинофильма. Но сам выбор этого текста для песни обязан завораживающей силе странного очарования, которой наделены его строки.

 

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной —
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем ни ночью — всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, что Вы меня — не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас на головами,
За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами.
3 мая 1915

Стихотворение написано в период, когда Цветаева наблюдала за новым этапом в жизни своей сестры. Примерно за полгода до этого Анастасия Ивановна Цветаева познакомилась с инженером-химиком Маврикием Александровичем Минцем (1886-1917). Пережив неудачу первого брака, она продолжала надеяться на новое счастье, искала человека, с которым бы не было «стеклянных перегородок», так мучивших ее с Б. Трухачевым. М.А. Минц вызвал у нее теплые чувства с первой минуты знакомства, но отношения развивались непросто. Хотя А.И. постоянно виделась с ним, совместно встречала Новый год, однако одновременно решала другие личные проблемы. В феврале 1915 г. ей пришлось срочно выехать на встречу с Н.Н. Мироновым, любовь к которому не утихала все это время. В поездке она тяжело заболела и около месяца провела в больнице. Маврикий Александрович, однако, не выпускал ее из круга внимания и забот. Он приехал к ней в больницу, привез в Москву, и роман продолжался.

Эти драматические перипетии происходили на глазах М.И. Цветаевой. Она всей душой сочувствовала сестре и так же всей душой, как случалось и раньше, разделяла ее новое увлечение. Этими настроениями и проникнуто стихотворение.

Каждая из трех строф посвящена определению взаимных отношений с героем, в форме обращенного к нему доверительного монолога.

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной —
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Монолог начинается с парадоксального утверждения: героиня рада, что ею «не больны», то есть ее не любят. Такое заявление закономерно вызывает вопрос: почему? Ответ начинается во второй строке. Героиня сообщает, что ее сердце занято другим человеком точно так же, как сердце героя — другой. Такая ситуация ее устраивает, ибо при постоянных встречах такое равновесие гарантирует от опасности перейти в область физической любви, о чем сообщается завуалированно, но вполне ясно: «шар земной не уплывет под нашими ногами».

Свобода от «греховных побуждений» дает свободу личного поведения с героем: можно вести себя как угодно, позволять себе самые рискованные шутки, и даже случайный телесный контакт воспринимается как нечто естественное, без вспышки любовного чувства, накрывающей «удушливой волной».

Вторая строфа развивает и усиливает это заявление.

Мне нравится еще, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем ни ночью — всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Герой так же абсолютно свободен в своем поведении. Героиня даже поощряет его быть таким, уверяя, что ее нисколько не мучают такие проявления его любви с «другой», как объятия, поцелуи, — и он, без сомнения, так же естественно воспринимает подобные любовные проявления с ее стороны.

Среди потока убаюкивающих уверений неожиданным диссонансом звучит дважды повторенное слово «нежный»:

Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем ни ночью — всуе…

Но диссонанс легкий, почти неощущаемый, и герою так же ненавязчиво передается ощущение близости, как ассоциация с формулой «Имя Божье не поминайте всуе» создает ощущение значимости той, чье имя не упоминают — обратной связью переключая акцент на значимость этого имени. Ничего страшного нет, уверяет героиня, и уж, во всяком случае, не стоит вспоминать, что подобное называние по имени происходит при церковном браке. Ведь совершенно ясно,

Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Серия смиренных самоотречений усыпляет возможные подозрения и предположения и тем самым позволяет героине предстать перед героем такой, какая она есть: нежная, простая, веселая, терпеливая, умеющая любить и прощать, не видящая перспектив соединения. Сама отрицательная форма, в которой предъявляются эти качества, заставляет героя принять высказывания без сопротивления.

Результат обрушивается в третьей строфе потоком прямых утверждений:

Спасибо Вам и сердцем и рукой
За то, что Вы меня — не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас на головами,
За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами.

Героиня переходит в ошеломительное наступление, пытается разрушить разделяющие барьеры, внушает герою ту любовь, которая единственно возможна между ними, ибо она осуществляется на том уровне, который никогда не допустит сексуальной близости. Такой любви достаточно «редких встреч закатными часами«, для такой любви не нужны реальные подкрепляющие обстоятельства, ей достаточно жить в душе.

Возможно, что последние строки, содержащие горькую благодарность:

За то, что Вы больны — увы! — не мной,
За то, что я больна — увы! — не Вами

являются не столько или не только искренней печалью о невозможности одолеть барьеры, но и последней попыткой добиться желаемого. Может быть, герой тоже сожалеет о том же?

Ответ остается неизвестным.

В реальной жизни адресат произведения сохранил верность своей избраннице. Через несколько месяцев после написания этого стихотворения Маврикий Александрович Минц и Анастасия Ивановна Цветаева соединились гражданским браком. Они были счастливы, и никто, конечно, не мог предполагать, что счастье будет коротким и завершится трагической смертью М.А. Минца. Может быть, вдохновленные им строки стали лучшим памятником этому незаурядному человеку, умевшему любить по-настоящему: глубоко и верно.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.
Аварийное вскрытие гаражей 8 (3812) 37-85-87

Оставить комментарий