Архивы рубрики ‘Литературное расследование’

Кинематограф в жизни семьи Цветаевой. Часть 1. *

«Единственная фабула моей жизни (кроме книг) — кинематограф». Марина Цветаева (Цветаева 7 : 536).

Марина Цветаева и София де Сегюр. Часть 5

Часть 4. Слова Цветаевой о полной «единоличности» сказок  Сегюр полемически заостряют своеобразие, которое получают «вечные темы» в интерпретации французской писательницы с русскими корнями.

Марина Цветаева и София де Сегюр. Часть 4

Часть 3. Если в записи между 11 и 13 мая 1920 г. Цветаева ставит имя Сонечки в один ряд с именем Евдокии Ростопчиной в общем контексте «подруг» [ЗК2: 138], то через 13 лет она обнаруживает в другой Ростопчиной основания для более глубокого сходства.

Марина Цветаева и София де Сегюр. Часть 3

Часть 2. Вслед за Францией традиция воспитания на произведениях Сегюр перекинулась в Росиию и сохранилась в дворянско-интеллигентских кругах вплоть до начала XX в. Ее книги читали

Марина Цветаева и София де Сегюр. Часть 2

Часть 1 София Федоровна Ростопчина, дочь графа Федора Васильевича Ростопчина (1763-1826), военного губернатора Москвы, родилась в Петербурге 19 июля/1 августа 1799 г. Ей выпало довольно аскетическое воспитание в поместье Вороново, под тяжелой рукой матери, сочетавшей спартанские принципы и суровое наказание с высокими требованиями в обучении языкам, музыке, умению держать себя в обществе и выносить трудности. […]

Марина Цветаева и София де Сегюр. Часть 1

В «Повести о Сонечке» образ героини создается совокупностью образов, заимствованных у разных авторов, среди которых значительное место принадлежит Софии де Сегюр. За сходством имен в их контрасте с нерусскими фамилиями: «Софья Голлидей — Софья Сегюр» Цветаева увидела более глубокие аналогии, которые привели ее к декларации:

Аленькины вещи. Записная книжка. Часть 4. Приложение

Завершая заметки о записной книжке А.С. Эфрон, приводим фотокопии страниц с расшифровкой и переводом текстов, которые удалось разобрать:

Аленькины вещи. Записная книжка. Часть 3.

4. Стихотворение А.С. Эфрон на французском языке При всей значимости контактных данных, они теряют свою актуальность, когда и деятельность, и люди, с нею связанные, уходят в прошлое. Едва ли были дороги владелице блокнота и наброски патриотических плакатов или шаржи на политических деятелей. В записной книжке нет ни единой пометы, имеющей отношение к семье Эфронов. Возникает […]

Аленькины вещи. Записная книжка. Часть 2.

40 лет назад, 26 июля 1975 г., Ариадна Сергеевна Эфрон скончалась в тарусской больнице от обширного инфаркта. Могила А.С. Эфрон  на тарусском кладбище. 11 октября 2014 г. Ее памяти мы посвящаем сегодняшнюю заметку, в которой продолжаем наш рассказ о ее записной книжке.

Аленькины вещи. Записная книжка. Часть 1.

Аленькины вещи: [Записная книжка Ариадны Эфрон] / Предисл. С.С.Виленского. — М.: Возвращение, 2007. М. Вишняк — М. И. Цветаевой: «Себе я оставляю маленькую книжечку цвета замши, куда вы мне переписали стихи, посвященные мне. Не как документ или сувенир, а просто как кусок жизни, переплетенный в кожу». [СС5: 480]